Ультиматумы как образ жизни: зачем США срывают ядерную сделку с КНДР

Фото: Kcna/ Xinhua / kcnawatch / Olivier Douliery Pool via CNP / Ting Shen/ XinhuaG / Globallookpress / Central Intelligence Agency / wikipedia / pixabay. com

Отказ от переговоров с КНДР не первый в истории Соединенных Штатов. Еще в 2008 году администрация Белого дома и тогдашний президент страны Джордж Буш — младший прошли практически тот же путь, что демонстрирует миру президент-республиканец Дональд Трамп.

10 лет назад КНДР включили в список так называемых «спонсоров терроризма». Колесо санкционной войны сделало очередной поворот, и для продолжения диалога в сугубо американском стиле руководству КНДР был предложен целый ряд политических шагов. В рамках первого этапа США потребовали от КНДР передать полный перечень активных ядерных программ, разработкой которых занимаются северокорейские специалисты.

Следующим этапом стала демонстрация решимости КНДР остановить эскалацию кризиса вокруг ядерных программ — для этого руководство страны распорядилось уничтожить градирню реактора АЭС в Йонбене, на которой, по мнению международных экспертов, была выработана значительная часть оружейного плутония.

Однако почти сразу после встречных шагов КНДР политика США в отношение страны резко изменилась — американские специалисты потребовали доступа ко всем интересующим их объектам, от чего в КНДР ожидаемо отказались. Вся цепочка событий привела к тому, что в 2013 году реактор в Йонбене был запущен вновь, а КНДР снова получила статус «мирового нарушителя» всех договоров и норм безопасности.

Все эти события объединяет одно важное обстоятельство — и в 2008 году, и на современном этапе решения корейского «ядерного вопроса», рядом с американскими президентами находился человек, репутация которого даже в коридорах Белого дома обсуждается в полголоса. Советник по Национальной безопасности президента США Джон Болтон давно известен благодаря своим взглядам на решение кризисных ситуаций — Болтон неоднократно заявлял, что вопрос с КНДР проще решить военным методом, чем садиться за стол переговоров.

При этом назначенный курировать «ядерную сделку» Болтон остался верен своему курсу — сразу после взрыва единственного полигона для проведения ядерных испытаний Соединенные Штаты объявили об отказе от саммита президента США с лидером КНДР. Своеобразная «многоходовочка» в американском стиле снова удалась — полигон разрушен, а КНДР снова находится в положении «страны-нарушителя», но не имеет при этом никаких козырей на международных переговорах и предмета для торга не имеет в принципе.

Метод кнута и пряника

Для того чтобы вынудить КНДР начать односторонний процесс по разоружению были задействованы ключевые фигуры в руководстве страны — налаживать контакты с Ким Чен Ыном был отправлен опытный дипломат, бывший директор ЦРУ и сменивший Рекса Тиллерсона на посту Госсекретаря Майк Помпео, которому, как отмечают эксперты, были делегированы полномочия невероятного масштаба.

В интервью телеканалу CBS Помпео заявил, что Северная Корея получит все самое лучшее — инвестиции, специалистов и все то, что выведет КНДР из экономического кризиса. Единственным условием, озвученным не только Помпео, но и советником Трампа по Нацбезопасности, был полный отказ от ядерного оружия, включавший в себя не только прекращение испытаний ядерного оружия и средств его доставки, но и полный демонтаж профильных объектов.

Справедливости ради стоит отметить, что «пилить на иголки» баллистические ракеты и пускать ко дну подводные лодки руководство КНДР не стало, однако готовность к переговорам продемонстрировало сразу — Ким Чен Ын не только сдержал слово и уничтожил единственный полигон для ядерных испытаний, но и поспешил начать процесс налаживания отношений с ближайшим соседом — Южной Кореей.

«Трамп сейчас пытается показать, кто в этих переговорах задает вектор и кто принимает решения. Кроме того, его отказ находится в тренде последних решений относительно разрыва ядерной сделки с Ираном. Встречаться с лидером КНДР, тем самым создавая прецедент и давая наглядный пример иранскому руководству, что на США можно давить, не лучший шаг», — отметил в интервью сайту телеканала «Звезда» профессор МГУ имени М. В. Ломоносова. Член научного совета при Совете безопасности Российской Федерации Андрей Манойло.

Нечто подобное проходил и бывший лидер ливийской джамахирии Муаммар Каддафи — в 2003 году международная группа экспертов вскрыла каналы нелегальной поставки в Ливию сырья и оборудования, необходимой для создания собственной ядерной программы как в гражданском, так и не совсем в гражданском исполнении. После тайных переговоров со странами Запада Каддафи согласился не только прекратить все работы по ядерной программе, но и стал раскрывать каналы, по которым уникальное оборудование и специалисты попадали в Ливию.

Годом позднее на заседаниях ООН ливийский лидер, так отчаянно стремившийся дружить не только с соседями, но и со странами Запада, приводился в пример наиболее несговорчивым мировым лидерам как человек, способный на диалог во благо процветания собственной страны.

А в 2011 году США и страны НАТО провели в Ливии военную операцию «Рассвет Одиссеи», в ходе которой конвой Муаммара Каддафи был атакован, а израненного лидера растерзали подоспевшие «повстанцы».

«Правительство США не меняет схем работы механизмов внешней политики и всегда отрабатывает одну и ту же систему. Считается, что страны, экономическое положение в которых желает оставлять лучшего, но отстаивающие свои национальные интересы и собственную безопасность ради т. н. «финансового благополучия» будут готовы пожертвовать всем. Разумеется, это ошибочный подход», — отметил в интервью телеканалу «Звезда» эксперт Центра постсоветских исследований ИМЭМО имени Е. М. Примакова РАН, политолог Фархад Ибрагимов.

Перспективность подхода

Эксперты отмечают, что ливийский пример наиболее доходчиво донес до руководства КНДР ценность обещаний отдельных западных лидеров и гарантии альянсов относительно невмешательства зарубежных стран в дела других государств. При этом судьба все той же Ливии открыто демонстрирует мировому сообществу, что поддержка вооруженного восстания в стране с воздуха гарантирует не стабильность и процветание в стране, а представляет собой прямо противоположный вектор развития.

Этот пример не может не приниматься во внимание руководством других стран, с которыми у США, мягко говоря, «натянутые» отношения. Свои выводы из ситуации, вне всякого сомнения, сделает Иран — аннулирование «ядерной сделки», помноженное на озвучивание госсекретарем Помпео заведомо невыполнимых требований, лишний раз доказывает, что в сделках такого рода может быть только один бенефециар.

«Иран давно уже сделал для себя вывод — никакие финансовые и экономические выгоды не станут выше собственной безопасности. Верховный лидер Ирана Аятолла Али Хаменеи уже не раз об этом говорил, Тегеран продолжает придерживаться этого курса и это при том, что иранцы ведут себя всегда прагматично, ведь из СВПД они сами не вышли и соглашение продолжает действовать даже без участия американцев. Демарш Трампа — это, вероятно, не единственное, что стоит ожидать. Скорее всего, он и дальше будет продолжать свои авантюры во имя укрепления своих внутриполитических позиций — эта задача у него стоит на 1 месте», — пояснил в интервь сайту телеканала «Звезда» эксперт Центра постсоветских исследований ИМЭМО имени Е. М. Примакова РАН, политолог Фархад Ибрагимов.

Не исключено, что встреча президента США с лидером КНДР все-таки состоится. Однако эксперты отмечают, что согласовать условия подписания международного договора об отказе КНДР от ядерного оружия после новых санкций в отношении страны будет еще труднее, чем в первые два раза. Одновременно с этим специалисты в области глобальной безопасности отмечают, что при помощи таких советников, как Джон Болтон, США могут специально выдвигать к своим оппонентам заведомо невыполнимые требования, чтобы затем представить всему миру такие страны, как Иран и КНДР в образе недоговороспособных нарушителей мирового порядка.