Русским нечего бояться внешнего врага: как американец попал в российский флот

«Почва для размышлений»

Кислый дым висит в воздухе. Раздаются автоматные очереди. Один из бегущих солдат падает: он не оценил высоту трубы, которую надо было перепрыгнуть. Его 100-килограммовое тело, облаченное в бронежилет, плюхается на землю, лицо зарывается в песок. Он чувствует боль в левой ноге. Этот солдат – я. Иностранный «солдат неудачи», который получил возможность послужить на флоте РФ – в качестве участника reality show.

Мне дали возможность стать единственным американцем на ВМФ РФ только потому, что я ведущий радиопрограммы, организовавшей проект «Вежливые люди: бархатный сезон». Этот проект ежегодно отправляет в армию шестерых уже отслуживших ранее и шестерых никогда не служивших парней. Они должны показать всей стране, что в течение короткого времени способны стать настоящими солдатами.

Конечно, в этой программе я был хуже всех, и мне стыдно за себя. Однако эта позорная неделя в армии дала мне почву для размышлений. И позволила скорректировать свое отношение к военной службе: некоторые мифы были развенчаны, а какие-то представления получили подтверждение.

Налет на шоколаде

Все участники проекта, служившие в армии 10-15 лет назад, единогласно подтвердили: то, чем их кормили тогда, нельзя было назвать нормальной человеческой едой. Сегодня все иначе. Я работаю в Москве в двух местах и могу смело утверждать, что армейская пища лучше, чем в наших столовых. Когда солдаты покидают расположение части, они получают вполне полноценные пайки в контейнерах. Этот паек вкуснее и, уж конечно, полезнее, чем замороженные или законсервированные деликатесы в магазинах Москвы. Сержант с гордостью показал мне сероватый налет на плитке армейского шоколада, который появляется только на натуральном шоколаде.

Конечно, за целый год еда из столовой или из контейнера может надоесть – иногда суши хочется! Но я бы ел такую еду с удовольствием в своей гражданской жизни. Для тех, кому скучно есть картошку, в расположении части существует магазин, где можно купить разные продукты, включая лимонады из «вражеского государства».

«Феррари» и газонокосилка

Со времен первых древнерусских князей Россия многократно доказывала, что способна защищаться. Чтобы описать свои чувства по поводу эффективности российских солдат, я приведу сказанные мной в радиоэфире слова: «Я вижу перед собой два автомобиля «Феррари» (это старшие офицеры), а рядом с ними газонокосилка (это я)».

В армии я чувствовал себя бессмысленным и слабым – особенно на фоне наших сержантов! Мои русские коллеги пытались меня успокоить, но я знал: если ты не соответствуешь армейским стандартам, если не можешь, как они, то ты не солдат – и точка.

Ощущение неадекватности просто убивало меня. Один из сержантов выглядел прямо как Сталлоне – и голос, и жесты… Если все военнослужащие ВС РФ похожи на сержантов нашей части, то русским нечего бояться внешнего врага.

Отдельные кабинки

Одна из главных причин, почему я ничего не добился в армии, – психология одинокого волка. Мне было неприятно стоять в огромной общей душевой рядом с голыми, как и я, парнями. Поэтому я был приятно удивлен, что и душевые краны, и унитазы размещены в отдельных кабинках. До поездки я представлял армейский туалет в виде бетонного сарая с выгребной ямой, а оказалось, что все очень прилично, даже приватность соблюдена.

Солдаты нашей части сказали мне, что условия проживания здесь очень хорошие, но и в других казармах не хуже. Кровати были очень удобные. В казарме стояли три стиральные машины и фильтр для воды. Чайник тоже был. Но у нас совсем не было времени все это использовать: мы были заняты целый день – от подъема до отбоя.

Бросить гранату как баскетбольный мяч

Считается, что основы методики воспитания солдат в современных армиях мира были заложены в Пруссии Фридрихом II. Головы новобранцев бреют, чтобы уничтожить их индивидуальность, на них кричат, их запугивают – «рядовые солдаты должны бояться своих офицеров больше, чем врага».

Я не служил в армии США, поэтому ожидал, что сержанты – это злые психопаты, получающие удовольствие от страданий своих подчиненных. Но сержанты относились к нам как строгие отцы, которые хотели сделать нас лучше. Главная их цель – улучшение качества войск. Я помню, как однажды на охоте мой отец заставил меня пройти вместе с ним по болоту с очень тяжелым рюкзаком (в половину моего веса или даже больше) и ружьем. Мне было дико тяжело, мне было очень плохо, но в итоге я стал сильнее. И я рад, что отец заставил меня это сделать. Поэтому, я думаю, участники программы тоже были рады, что смогли выполнить требования сержантов.

Кстати, наш полковник во многом напоминал мне моего отца – только без бороды. Очень мудрый и спокойный человек с очень мужским характером и манерой говорить. Однажды полковник показал нам, как надо подрывать танк гранатами. Он молча и абсолютно без эмоций спустился в окоп, танк проехал над ним, он спокойно встал и бросил тренировочную гранату прямо в трубу над танком – как баскетбольный мяч в кольцо.

Сына – на военную кафедру

В армии очень много шуток, анекдотов и даже сарказма. У меня с собой всегда 10 килограммов сарказма и черного юмора – в этом смысле я настоящий русский солдат!

В последний день моего пребывания в части почти все русские солдаты задавали мне вопрос: «Какое у тебя впечатление от армии? Что ты думаешь о военной службе теперь, после своего армейского опыта?» Ответ достаточно прост – армия действует как отлаженный механизм, но я с ней абсолютно несовместим. Тем не менее. Один из участников программы рассказал мне про военную кафедру, на которой студенты университета занимаются военным делом. Я собираюсь рекомендовать такой вариант своему сыну, когда он повзрослеет. Если у папы не было военной кафедры, то пусть будет у сына…